Слишком подробный договор отчуждения


Продолжаю серию публикаций, посвященных частым ошибкам в авторском праве. В предыдущей статье мы говорили об ошибке, заключающейся в отсутствии договора об отчуждении исключительного права при продаже или покупке объекта авторских прав через интернет и о необходимости наличия такого договора в обязательном порядке. Сегодня у нас вторая статья и мы продолжим тему отчуждения исключительного права. Я расскажу об ошибке, которую допускают при составлении договоров об отчуждении исключительного права. Стереотип о хорошем договоре:

чем больше договор, тем он лучше; чем больше в нем подробностей и страниц, тем он надежнее.

Конечно, в договоре подробно должны быть прописаны правила, которыми руководствуются стороны, и последствия несоблюдения этих правил. Но бывают случаи, когда такие подробности Вам ничем не помогут, а иногда даже навредят. Например, нет необходимости прописывать в договоре те правила, которые и так уже установлены законом и которые будут в любом случае применяться в силу действия императивных норм вне зависимости от того, что написано в договоре, ну разве что для лишнего напоминания или в качестве «пугалки»… Этот как раз тот случай, когда Вы просто сделаете лишнюю работу. А бывают случаи, когда лишняя информация может навредить. Так, например, при заключении договора об отчуждении исключительного права стороны часто стремятся максимально подробно прописать права приобретателя по отношению к произведению и показать, что он имеет право использовать произведение всеми способами, указанными в ст.1270 ГК РФ, и перечисляют эти способы. И, конечно же, формулируют предмет как «отчуждение исключительных прав на использование». Это ошибка! Причем эта ошибка может привести к признанию договора незаключенным и не влекущим правовых последствий. Дело всё в том, что перечисление способов использования произведения характерно (и даже обязательно) для лицензионных договоров, а не для договоров об отчуждении исключительного права. В договоре об отчуждении исключительного права необходимо лишь указать, что исключительное право переходит в полном объеме, это требование установлено в п.3.ст.1233 ГК РФ. Если же в договоре об отчуждении исключительного права раскрыть способы использования произведения и неправильно сформулировать предмет договора, то такой договор может быть признан лицензионным или вообще не заключенным. Самый яркий пример такого признания – это дело наследников Виктора Цоя (группа «Кино») против ООО «Музыкальное право» по возврату наследникам исключительного права на музыкальные произведения Виктора Цоя (дело № 02-1064/2018). Далее приведу некоторые выдержки из решения; если Вы не выносите сложных грузных юридических формулировок, то смело пролистывайте вниз и читайте «Простыми словами» :) Между Робертом Цоем (отец Виктора Цоя) был заключен договор, согласно которому он передает, а компания принимает исключительные имущественные авторские права на использование произведений. На протяжении многих лет ООО «Музыкальное право» считало себя правообладателем песен Виктора Цоя именно в силу этого договора. Однако в конце 2017 года Роберт Цой обратился в суд с иском о признании такого договора недействительным. В материалах дела суд приводит выдержки из договоров, где стороны установили, что договор признается лицензионным, но в то же время приводится выдержка, где идет речь о передаче прав в полном объеме. А потом суд пишет: «Передача исключительных, то есть имущественных прав на результат интеллектуальной деятельности возможна только по договору об отчуждении исключительного права, который должен содержать указание на то, что исключительное право переходит к приобретателю в полном объеме…Согласно договору Правообладатель передает Приобретателю исключительные Права, определение которым дано в п. 1.1 договора, в полном объеме, однако, в данном пункте договора приведен перечень действий, которые могут осуществляться в отношении Произведений, Фонограмм и Аудиовизуальных произведений. При таких обстоятельствах, договор содержит взаимоисключающие условия: с одной стороны, он предусматривает отчуждение исключительных прав в полном объеме, а с другой – устанавливает ограничения способов использования произведений, в связи с чем указанный договор не может быть квалифицирован как договор об отчуждении исключительных прав, поскольку он не предусматривает отчуждение этих прав в полном объеме…» И в итоге следует вывод суда: «Таким образом, сторонами договора не согласовано существенное условие о его предмете, как с точки зрения договора об отчуждении исключительного права, так и с точки зрения лицензионного договора, в связи с чем он не может считаться заключенным и не влечет правовых последствий». Простыми словами: Перечисленные способы использования – это элемент лицензионного договора. Передача прав в полном объеме – это элемент договора об отчуждении. В заключенном договоре есть как элементы договора об отчуждении исключительного права, так и элементы лицензионного договора. А это значит, что стороны не договорились о том, что это все-таки за договор такой, а, следовательно, не согласованы существенные (обязательные) условия и договор будет считаться незаключенным. Выводы и советы из всего вышенаписанного такие: 1) Правильно формулируйте предмет договора (лучше всего строго по формулировкам из ГК); попросите юриста это сделать, чтобы не ошибиться. 2) Не включайте в договор об отчуждении исключительного права способы использования произведения, это приведет к его неправильной квалификации. 3) Указывайте в договоре об отчуждении исключительного права, что исключительное право переходит в полном объеме. На этом всё. Разбор следующей ошибки через 2 недели!

Избранные посты
Недавние посты
Блог в соцсетях
  • Vkontakte Social Icon
Полезно!

© 2016-2020 Андрей Дмитриевич Макаров +7 (812) 988-12-14
Санкт-Петербург, Россия

  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook
  • Twitter

Юрист по авторским правам.